Школа. Здесь промчалась детства карусель

187
Фото автора

 

Вот уж и февраль. Месяц, когда по старой доброй традиции во всех школах нашего района проходят вечера встреч выпускников – со светлыми, волнительными, неповторимыми воспоминаниями: первый звонок, первый учитель, выпускной… С возрастом приходит осознание того, что школьные годы никогда не забудутся, ведь это лучшее время беззаботного детства и юности. Не забываем мы и своих учителей.

 

Первый класс… Как давно это было – в далёкие 80-е годы! Такое событие случается с каждым ребёнком. Его невозможно отнести к рядовым. Это новый виток в ещё совсем юной жизни, и запоминается он на всю жизнь. У всех по-разному, но запоминается. У одних в виде одной-единственной фотографии с одноклассниками – новоиспечёнными первоклашками, у других – ароматом только что сорванных астр или гладиолусов с соседского огорода.

Итак, первое сентября 1985 года, торжественная линейка возле здания школы. Лейтмотивом всего мероприятия служит песня «Учат в школе». У всех девочек на голове огромные пышные банты, у многих длинные косы, заплетённые «калачиком». Причудливых и замысловатых причёсок-укладок нет ни у кого, всё лаконично и просто: белые гольфы или колготы, белые фартуки, школьные платья коричневого или тёмно-синего цвета, гипюровые манжеты и воротнички. На мальчиках белые рубашки и тёмно-синие костюмы.

Непременный атрибут первого сентября – большущие букеты, из-за которых сложно разглядеть самого первоклассника.

Наш первый «А» класс в полном составе. Мы называемся «ашками», а ещё есть «бэшки» – это те, кто пошёл учиться в «Б» класс (во втором классе я тоже стану «бэшкой», так как нас разделят). С этого исторического момента объявляется негласное соревнование во всех школьных делах между «ашками» и «бэшками». Со второго сентября начинаются школьные будни. За спиной ранцы, не такие тяжёлые и объёмные, как сейчас. В них сиротливо прижимаются друг к другу пара тетрадок, учебников, пенал, альбом для рисования, папка для уроков труда.

Наша первая учительница – Екатерина Андреевна Ерсак, в годы войны она была жительницей блокадного Ленинграда. Это был педагог строгих правил, много переживший на своём веку. Именно она заложила в нас первые азы науки.

После уроков к нам в класс часто приходила пионервожатая. Ох и взрослой же она нам казалась! Это была Инна Горбунова (фамилия по мужу), все её прекрасно знают и сейчас. Свою жизнь она связала с педагогикой. Она учитель начальных классов ТСШ №1 имени героя России Дмитрия Ерофеева.

Незабываемое событие первого класса – день расставания с букварём. Это был первый для нас, первоклассников, самый настоящий праздник! Кто-то из родителей принёс из дома диафильм «Ну, погоди!», а каждому первоклашке вручили самодельные книжечки с нарисованным Незнайкой и с тёплыми пожеланиями. Прощай, букварь с портретом дедушки Ленина на первой странице!

Современному ребёнку трудно объяснить, кто же такой был дедушка Ленин, почему он «вождь», если не индеец, что такое или кто такой «мировой пролетариат».

Тогда мы сами украшали классы к каждому празднику, делали и оформление, и красочные плакаты, особенно старались к Новому году. Рисовали стенгазеты акварельными красками, гуашью, фломастерами, затем размельчали стеклянные ёлочные игрушки и фиксировали клеем получившуюся разноцветную крошку на плакат, а из простой цветной бумаги мы делали ёлочные игрушки – фонарики, шары, гирлянды.

Тогда не было вычурных новогодних костюмов, немыслимых по своей сложности и фактуре платьев. Родители всё шили самостоятельно, обычно ночами после рабочего дня. Девочки чаще всего были снежинками в накрахмаленных марлевых платьях, украшенных дождиком и мишурой, мальчики в основном зайчиками. Все радовались сладким подаркам и призам за самый лучший новогодний костюм. Водили хороводы под живой аккомпанемент аккордеона (или баяна) и пели традиционные новогодние песни о маленькой ёлочке, которой холодно зимой, о медведе, который шагал через мост и случайно наступил лисе на хвост. Это основные воспоминания о первом классе.

Во втором классе наша первая учительница Екатерина Андреевна ушла на заслуженный отдых и к нам пришла Наталья Михайловна Шпранкель. Она довела нас до 4 класса. Наталья Михайловна и сейчас работает в школе и, на мой взгляд, совсем не изменилась – всё такая же энергичная, задорная, полная новых идей.

В третьем классе из новогоднего платья Снежной королевы мне сшили грузинское национальное платье для участия в школьном конкурсе среди начальных классов, на котором каждый класс представлял определённую республику. Наш класс на время стал Грузией. Я танцевала грузинский танец под песню об Эльбрусе-красавце вместе с одной девочкой, с нами танцевал и мальчик Гоча – по национальности самый настоящий грузин. Он не так давно приехал на Алтай из солнечной Грузии и с трудом владел русским языком, но зато прекрасно справлялся с примерами и задачами по математике. Мы сидели с ним за одной партой на взаимовыгодных условиях: он помогал мне решать задачи по математике, а я помогала ему писать диктанты и сочинения.

Помню безумное чувство гордости после того как нам, вчерашним октябрятам, повязали пионерские галстуки. На улице стояла весна, но ещё было довольно свежо, хотя солнце припекало, и вот после торжественного посвящения в пионеры мы идём в весенних куртках, наполовину распахнутых, чтобы все видели: вот он, галстук, я теперь пионер! Пусть прохожие любуются, как горделиво развиваются кончики галстука на лёгком весеннем ветерке. С таким же выражением лица сейчас ходят современные школьники, когда у них появляется новая модель телефона.

Галстуки были двух цветов – красные и алые, перед выходом в школу их утюжили, смочив предварительно водой. Если случайно забывали пионерский галстук дома – такой проступок учителями не поощрялся. Самый суровый приговор того времени – исключение из пионеров, но в нашем классе таких ребят не было. Хотя имелись и хулиганы. Но тогда всё же было больше уважения к учителям, чем сейчас, когда педагоги оказываются порой бесправны и бессильны перед новыми законами, касающимися прав учеников.

Отдельная тема школьного быта – ношение сменной обуви в осенне-весенний период. У входа в школу стояли дежурные и не пропускали никого в здание «без сменки». Некоторым приходилось бежать домой за обувью. А на улице выстраивалась очередь к ёмкости с мутной водой, которая устанавливалась перед входом в здание и служила для мытья уличной обуви.

Вот и четвёртый класс позади. Тогда не было громких и пафосных выпускных вечеров по поводу окончания начальной школы. Но память всё равно хранит все воспоминания о тех школьных годах, да и как можно забыть то, что связано с лучшей порой человека – его детством?

Мы становились взрослее, сознательнее. Начиная с первого класса школьникам прививалась любовь к труду. Дети самостоятельно дежурили по окончании уроков – каждый в своём классе: мыли полы, школьные доски, выносили мусор. Список дежурных составлялся заранее. Каждый знал свой день. В конце месяца проводилась генеральная уборка класса.

На школьной летней практике ученики под руководством учителя самостоятельно красили полы, окна, пропалывали грядки школьного огорода и картофельное поле, а по осени собирали урожай. Никто не возмущался – ни школьники, ни родители. Общественно полезный труд, напротив, всячески поощрялся.

Невозможно забыть и обязательный сбор макулатуры, металлолома и берёзовых почек по весне. В период весенних каникул школьники повисали на берёзах с баночками в руках, собирая почки. Их нужно было собрать определённое количество. Те же правила работали и со сбором макулатуры и металлолома. Чем больше соберёт класс, тем лучше. Класс-победитель будет награждён Почётной грамотой за активное участие – в грамоте будет указано, за что именно. И вот тут- то станет ясно: кто в лидерах – «ашки» или «бэшки». Всё это озвучивалось на школьной линейке в торжественной обстановке.

Строго следили и за дисциплиной, и за успеваемостью в классе. Из числа учеников назначались старосты и т.д. Я отвечала за выпуск стенгазеты на злобу дня «Колючка», которая обновлялась каждую неделю.

Раз в неделю у нас проходили политминутки. До начала уроков мы делились прочитанным материалом из газет. Тогда очень популярной была «Пионерская правда», журналы «Пионер» и «Костёр». Многие их выписывали по своему желанию. Но «Пионерку» (так называли в обиходе «Пионерскую правду») должны были читать все.

Чем мы занимались в каникулярное время? На зимних каникулах строили снежные замки, туннели, катались на горках, лепили снежных баб, играли в снежки – то есть делали всё, что можно было делать на свежем воздухе зимой с утра до позднего вечера, несмотря на погодные условия. В обледенелых варежках, мокрых пальто и промёрзших насквозь штанах. Весной покоряли лужи, строили плоты, мастерили кораблики. А как только полностью сходи снег, играли в «резиночку», «классики» и в другие дворовые игры. И в школе тогда не сидели на переменах, младшие школьники играли в «ручеёк», в «догоняжки».

Тогда дети очень много читали и делали это не по принуждению, а добровольно. Поэтому для нынешних подростков фраза типа «у меня мама отбирала книгу, чтобы я глаза не испортила бесконечным чтением» вызывает иронию и недоумение. Но это было так. Мы с удовольствием бегали в библиотеку, с жадностью «глотали» очередную книгу. А во время 90-х пошло повальное увлечение книгами о Тарзане.

Многие мои одноклассники уже в начальных классах определялись с выбором своей будущей профессии. Мальчики в основном мечтали стать военными. Из нашего класса эту мечту осуществили почти все.

Как и у всех детей любого поколения, у каждого из нас были любимые и нелюбимые предметы. Мне нравились история, немецкий, русский и биология, а вот к точным наукам я не была расположена ни сердцем, ни способностями. Неудивительно, что своей профессией я выбрала гуманитарную.

Немецкому языку нас учила Людмила Фёдоровна Рудина, русский язык и литературу преподавали Галина Алексеевна Овечкина и Римма Ивановна Михайленко, химию и географию – Надежда Владимировна Габель, биологию – Татьяна Ивановна Шатилова. На её уроках всегда была железная дисциплина. Казалось, что было слышно, как падает снег за окном или как шуршат листья на деревьях. На уроках истории, их преподавала Татьяна Фёдоровна Борисенко, можно было заслушаться необычайно интересной подачей материала. Во «власти» Веры Александровны Русановой была алгебра и геометрия, физику преподавал Николай Дмитриевич Иванов, директором школы был тогда Виталий Михайлович Ермаков, но мои одноклассники ещё помнят в должности директора Александра Николаевича Григорьева.

Помню тяжёлые 90-е годы. Всюду задерживают зарплату, учителя бастуют, мы вынуждены сидеть дома. А на носу выпускные экзамены. Но пережили и это, как и развал СССР, в котором родились.

Помню, как внезапно изменился внешний облик школы в то время с отменой обязательной школьной формы (Это было уже в старших классах). Ещё вчера мы приходили на занятия в строгих школьных костюмах и платьях, в отутюженных фартуках, с бантами и косами, а буквально на следующий день школьные классы запестрили яркими лосинами, китайскими спортивными костюмами «жаткой», ядовитого цвета шнурками и резинками для волос. Девочки-подростки щеголяли в пёстрых кофточках с люрексом, супер-мини-юбках, в которых было даже страшно садиться. А на голове умудрялись носить по 20-30 разноцветных резиночек, нанизывая их, как колечки, на косу или «конский» хвост.

Среди девочек было модно вести личные дневники, всевозможные тетради-анкеты с вопросами типа «кем хочешь быть», «есть ли любимый человек» и др. Такие тетради передавались из рук в руки, в них записывали популярные песни, стихи, разные секреты…

Школа была для нас вторым домом. В ней мы постигали не только науки, но и учились дружбе, взаимовыручке, любви, пониманию, самостоятельности, доброте. Мы переходили из класса в класс, постепенно взрослели и становились личностями, а к выпускному классу мы настолько сроднились со школой, что стали воспринимать её как часть себя, как частицу каждого из нас, как живой организм со своими мыслями, идеями, а учителей – как самых близких и дорогих людей. И это дорогого стоит.

 

Олеся ГОЛОЛОБОВА.