Статьи-воспоминания

146

 

19 апреля 1943 года И.В. Сталин утвердил постановление СНК СССР N 415-138сс, в соответствии с которым Управление особых отделов было изъято из ведения НКВД и передано в Народный комиссариат обороны. Образовано Главное управление контрразведки Смерш НКО СССР. Начальником ГУКР Смерш и заместителем народного комиссара обороны был назначен комиссар госбезопасности 2-го ранга Виктор Семенович Абакумов.

Основными задачами, которые возлагались на Смерш, являлись: борьба со шпионской, диверсионной, террористической и иной подрывной деятельностью иностранных разведок; с предательством и изменой Родине; с дезертирством и членовредительством на фронтах; с антисоветскими элементами, проникшими в части и учреждения Красной Армии.

Так накануне самого важного сражения Великой Отечественной войны — Курской битвы была создана спецслужба, позднее признанная самой эффективной в годы Второй мировой войны, не имевшая себе равных по размаху, результатам и интенсивности оперативно-розыскной деятельности. Сегодня в юбилей этой службы мы предлагаем вашему вниманию воспоминания ее сотрудников, приближавших Победу нашего народа в Великой Отечественной войне.

 

Горелкин Илья Алексеевич родился в с. Красное Знамя Красавского района Саратовской области в 1919 году и был с виду ничем не примечательный пенсионер, каких много на улицах города. По воскресеньям он любил ходить на Набережную, отдыхать на любимой лавочке в тени каштана и кормить жадных до крошек и семечек сизых голубей. Но в праздничные дни, увидев Илью Алексеевича в парадном костюме, ахали даже его знакомые. На широкой груди ветерана сверкали два ордена Великой Отечественной войны, три ордена Красной звезды, а медалям и вовсе не было числа. Мало кто знал, что в годы войны Илья Горелкин был контрразведчиком «Смерша» – военной организации, наводившей ужас на фашистских шпионов и диверсантов.

Специфика службы контрразведчика такова, что Илья Алексеевич мог рассказать о своей богатой, полной героизма и опасных приключений жизни только спустя шесть десятилетий, в далеком 2008 году.

Илья Алексеевич окончил свою деятельность в спецслужбах в Управлении КГБ СССР по Саратовской области в 1964 году, вышел в отставку в звании майора. После более четверти века работал в управлении Приволжской железной дороги. Скончался ветеран-контрразведчик после тяжелой болезни в 2012 году в возрасте 93 лет.

 

Как «Смерш» разгромил шпионскую землянку под Витебском

 

В ноябре 1943 года оперативник Смерша Илья Горелкин был направлен под Витебск. Разведка располагали данными что, немцы забрасывали в наш тыл агентуру. Вскоре были получены сведения о том, что недалеко от линии фронта, на лесной поляне обнаружены два немецких блиндажа. Было определено, что этот пункт используется для переброски агентов противника.

Илья Алексеевич получил приказ вместе с командиром полковой разведки подготовить операцию и принять участие в захвате шпионов. Три дня разведчики изучали местность, определяя, наиболее благоприятный участок для пересечения линии фронта. Задача усложнялась суровой погодой — мороз достигал до 25 градусов, много снега. К цели двинулись ночью. К утру разведчики вели наблюдение за блиндажами. Было установлено, что их охраняли четыре человека, которые менялись каждые два часа. К поляне вела единственная дорога.

— «Вскоре мы увидели, что по дороге на лошади, запряженной в сани, в сторону блиндажей едут четыре человека», — рассказывал ветеран. – «Доехав до места, трое спрыгнули с саней и скрылись в блиндаже. Четвертый развернул лошадь и уехал. Нельзя было терять ни минуты».

В ходе завязавшейся перестрелки были убиты часовые и два человека из блиндажа. Одного удалось взять в плен. В числе убитых оказались агент и сотрудник Абвера. Захваченный немецкий майор оказался специалистом по переброске агентуры в наш тыл. Убитый агент был переодет в советскую форму с погонами капитана, имел при себе документы офицера, два ордена, медали, справку о ранении и отпускной документ. Пленный на допросе показал, что русский агент, был подготовлен для переброски в Свердловск для выполнения спецзаданий.

Форма подвела, скрепка сгубила

 

Как-то в Пруссии Илья Алексеевич вместе со связным следовали к линии фронта. По пути им встретился «красноармеец» в новой солдатской форме, с автоматом и перевязанной левой рукой.

— «Мне он показался подозрительным», – вспоминал разведчик. – «Остановив его, я спросил, из какого он полка. Солдат ответил, что из 302-го, и назвал 6-ю роту. Добавил, что в полку он 3 месяца. Кто его командиры он не помнил…».

Просматривая документы, Илья Горелкин обратил внимание, что страницы красноармейской книжки бойца скреплены стальной нержавеющей проволокой (советские книжки скреплялись простой), а вместо слова «шлем» было напечатано «млем», были и другие искаженные слова. Подозрительный солдат был задержан. На допросе он признался, что был переброшен в район 302 — го полка немецкой разведкой. Накануне он окончил Варшавскую разведшколу.

— «А главное, — улыбался ветеран, — «Я точно знал, что в это время в 302-м стрелковом полку новое обмундирование солдатам не выдавалось».

 

На девицах погорел

 

Войну Илья Горелкин окончил старшим оперуполномоченным контрразведки. Но еще долго оставался на территории Германии. В мае 1948 года из 20-й стрелковой дивизии, стоявшей в ГДР, застрелив офицера, дезертировали два солдата. С собой они прихватили пару автоматов и боеприпасы.

Смершевцы установили, что они добрались до американской зоны, где и скрылись. До 1949 года дезертиры находились в лагере для перемещенных. Затем сержанта отправили в разведшколу. За два месяца он показал неплохие результаты, наладил отношения с начальством и мог свободно передвигаться по городу. Во время таких прогулок он познакомился с немкой по имени Марта. Она частенько навещала свою сестру Гильду, жившую километрах в трех от американской зоны. Однажды Марта рассказала ей, что познакомилась с русским, который учится в какой-то школе. Гильда, в свою очередь, поделилась этой новостью с подругой Ингой. Последняя же «работала» на «Смерш», да еще и подругу завербовала. Гильда договорилась с сержантом о встрече. Но предатель долго не появлялся. Сотрудники Смерша, которые вели слежку менялись каждый день. И вот, пришла очередь дежурить Илье Алексеевичу.

Накануне он вместе с автоматчиком отправился к девушке. В субботу утром Гильда пошла в магазин и встретила того, за кем так долго охотились чекисты. Они договорились о свидании. Через час предатель был задержан и отправлен в следственный изолятор.

 

На охоту с маршалом Жуковым

 

Как-то в 1949-ом Илья Алексеевич, страстный охотник, отправился с друзьями побродить с ружьишком по местным лесам. Ближе к вечеру, дело, понятно дошло до костра и шулюма. Но не успели охотнички, пробу с горячей трапезы снять, как к ним подошли несколько незнакомых офицеров. Представившись, они пояснили, что неподалеку находится маршал Жуков, и он просит разрешения к ним присоединиться.

Охотники оторопели, поначалу не поняли, и стали вещи собирать. Но полковник, ординарец маршала, успокоил, мол, не прогоняют их, просто командир хочет посидеть у костра, составить им компанию. Ребята только рты раскрыли. Поел Жуков с ними, поговорил за жизнь. В общении он оказался очень простым и приятным человеком.

Как тут без «за встречу»? Да при командарме как-то неудобно все-таки. «Один из бойцов все же решился: «Товарищ Жуков», — говорит, — может, выпьете с нами по маленькой?». Георгий Константинович рассмеялся и… отправил своих людей за двумя внушительными бочонками коньяка. Одним словом, посидели не плохо. На прощанье маршал пожал всем руки и отправился восвояси.

 

Как один солдат двадцать генералов охранял

 

А однажды приставили Илью Алексеевича охранять начальника Генштаба маршала Василевского.

— «Сижу, я у него в кабинете, — рассказывал ветеран. — Генералы заходят, а я даже не встаю – не положено».

Собралось их человек двадцать. Посидели, поговорили и решили отправиться погулять. Вот это была задача! Телохранитель-то я один. Идет толпа генералов, а из окон немцы выглядывают, аж через подоконник перевешиваются. А я за командирами в гордом одиночестве. Не дай Бог, кто-нибудь из побежденных что-то кинет или, того хуже, выстрелит. Благо, все обошлось, но попотеть мне тогда пришлось изрядно.