Уголовный розыск: всегда на шаг впереди

111

 

Уголовный розыск представляет собой крупнейшее подразделение Министерства внутренних дел. Работа оперуполномоченного – одна из самых сложных, но одновременно крайне захватывающих профессий. Мы побеседовали с заместителем начальника полиции по оперативной работе МО МВД «Топчихинский» Максимом Николаевичем Савченко о профессиональном азарте, принципах работы и образе оперуполномоченного в современных сериалах.

 

– Максим Николаевич, кем Вы мечтали быть в детстве?

 

– У меня было желание быть военным. Когда пришло время определяться с профессией, мы с мамой пришли к общему мнению, что лучше пойти служить в полицию.

 

– Хорошо ли Вы учились в школе?

– Отметки были хорошие, много времени уделял занятиям спортом. Я понимал, для сотрудника полиции, как и для военного, хорошая физическая подготовка очень важна. В школе занимался всем, чем было возможно: лёгкой атлетикой, футболом, борьбой.

 

– Какие предметы нравились больше всего?

– В первую очередь история и физическая культура. Нашему классу очень повезло с классным руководителем – Верой Михайловной Жильцовой. Она старалась вникнуть во все наши проблемы, помогала решать их и мотивировала нас на получение знаний.

 

– Как проходило обучение в институте?

– После того как я окончил школу, пришло время определяться с вузом. Я рассматривал несколько вариантов и решил, что лучше для меня будет поступить в Новосибирскую школу милиции. В августе для абитуриентов начался курс подготовки. Мы жили в загородном лагере, сдавали экзамены и проводили физическую подготовку. Экзамены я сдал хорошо, преподаватели обратили на меня внимание благодаря моим спортивным достижениям. После зачисления меня назначили командиром группы.

 

– Приезжали ли Вы на практику в Топчиху?

– Первая практика проходила у меня в Новосибирске, я работал в паре с участковым уполномоченным. Там я смог определиться с дальнейшей траекторией своего профессионального развития и захотел работать в уголовном розыске. После окончания обучения мне предложили место в Новосибирске, я приехал в топчихинский отдел кадров – сообщить о своём решении, и меня отговорили.

 

– Расскажите о первых годах службы.

– Моя служба в полиции началась в должности дознавателя. Работал я старательно, работа мне нравилась. Через пять лет почувствовал, что энтузиазм стал угасать. Меня не покидала мечта об уголовном розыске. Мою работу заметил начальник уголовного розыска Евгений Николаевич Уткин и спросил, хочу ли я работать у него. Спустя некоторое время я вступил в должность оперуполномоченного. Когда я перевёлся, то понял, что нахожусь на своём месте. Мне нравилась специфика работы, коллеги доброжелательно приняли меня, оказывали поддержку.

 

– С какими-то сложностями в работе столкнулись?

– Не могу назвать что-то конкретно. Неприятным моментом стала первая жалоба от подозреваемых. Люди, нарушившие закон, часто пытаются убедить руководство в отсутствии законных оснований в действиях сотрудников полиции. В своей работе я действую только на основании юридических документов и решений суда.

 

– Помните ли своё первое дело?

– Мне тяжело вспомнить. За годы работы я раскрыл более сотни преступлений. И не могу назвать какое-либо дело только моим. Мы работаем в паре с участковыми, поэтому каждое раскрытое преступление – результат совместной работы.

 

– Какие черты характера помогают в работе?

– Думаю, честность важна в работе каждого оперуполномоченного. Нельзя обманывать подозреваемых, обещать освобождение за явку с повинной. Если один раз солжёшь преступнику, доверия не будет ни от кого. Они общаются между собой и обсуждают сотрудников полиции. Я стараюсь замотивировать подозреваемого в содействии следствию.

 

– Максим Николаевич, меняет ли служба личность сотрудника?

– По моему мнению, служба меняет очень сильно. Я не могу говорить о всех, если брать мой пример, то деформирует работа очень сильно. Даже находясь в отпуске, я не могу спокойно гулять на улице. Если вижу подозрительного человека, стараюсь запомнить черты лица, одежду, что в руках. Неоднократно были случаи, когда я был в отпуске и задерживал людей с крадеными велосипедами. Мы постоянно поддерживаем связь с коллегами. Профессиональная деформация у меня проявляется в том, что я задумываюсь, мог ли подозрительный человек совершить преступление.

 

– Как сотрудник уголовного розыска определяет, подозрительный человек или нет?

– В первую очередь обращаем внимание на внешний вид, опрятность. Людей выдаёт язык тела, преступники стараются ходить закоулками, часто оглядываются. Если по улице идёт мужчина в рабочей одежде с пилой в руках, возможно, он возвращается домой, а может быть, пила краденая. За годы работы у меня выработалась профессиональная интуиция, и я понимаю, может ли быть у незнакомца тот или иной предмет.

 

– Вызывает ли у Вас работа эмоциональный отклик? Проходит ли он с опытом?

– К происшествиям я отношусь сдержанно. Оперуполномоченные сталкиваются с разного рода преступлениями, и необходимо, несмотря ни на что, достойно выполнять свою работу. Эмоционально тяжёлые преступления родителей против половой неприкосновенности собственных детей. Как отцу мне тяжело понять таких людей и мотивы их поступков. Ещё довольно тяжело в моральном плане видеть гибель детей и в особенности реакцию родителей, которые видят картину трагедии.

 

– Можете ли сказать, чем уголовный розыск отличается от других отделов?

– Мы работаем в паре с участковыми уполномоченными, и могу сказать об их работе. Их служба тяжёлая и трудоёмкая. Им нужно быть на каждом происшествии, преступлении, отрабатывать обращения граждан. Уголовный розыск, как правило, раскрывает тяжкие и особо тяжкие преступления. Это постоянная работа с криминальным контингентом. Участковые делают колоссальную работу, они постоянно работают на своём участке, их видят  и знают в лицо граждане. Оперуполномоченные должны быть неприметными.

 

– Какие принципы и убеждения сформировала у Вас служба?

– Самое главное убеждение – если совершено преступление, надо стараться его раскрыть. Если не задержать преступника, он продолжит совершать преступления, от этого могут пострадать ещё люди. Нельзя допускать безнаказанность. Для меня нет разницы, кто передо мной: простой работник или начальник этого работника. Закон един для всех. Если человек совершает преступление, он должен быть привлечён к ответственности в любом случае.

– Какие принципы Вы прививаете своим подчинённым?

– Коллектив отдела уголовного розыска можно назвать сплочённым. Я стремлюсь прививать принцип поддержки и взаимовыручки. Иногда достаточно подсказать или направить человека в нужную сторону. Мне важно вникнуть в суть преступлений, которыми занимаются мои сотрудники. Если возникают сложности, то я обязательно буду помогать искать различные пути решения вопроса.

 

– Сколько сотрудников в отделе? Есть ли молодые специалисты?

– В отделе пять сотрудников: старший оперуполномоченный отдела уголовного розыска капитан полиции Иван Сергеевич Холин, младший оперуполномоченный сержант полиции Вадим Сергеевич Медведев, старший оперуполномоченный капитан полиции Наталья Викторовна Михайленко, оперуполномоченный старший лейтенант Арут Гегамович Аванесян, оперуполномоченный сержант полиции Артём Андреевич Глущенко.

 

– Считаете ли Вы, что сотрудник уголовного розыска должен быть универсалом?

– Конечно. Когда я начинал работу, было распространено мнение, что сотрудник уголовного розыска должен иметь опыт работы во всех отделах: патрульно-постовой службы, следствия либо дознания, участкового уполномоченного. И только потом начинать работу в уголовном розыске. Патрульно-постовая служба научит не бояться преступников, дознание – чтобы быть профессионалом в области юриспруденции, работа участкового разовьёт коммуникативные навыки в работе с населением. Сейчас выпускники институтов приходят сразу на службу в уголовный розыск. На мой взгляд, сотруднику отдела с опытом работы в полиции будет проще исполнять свои служебные обязанности.

 

– Максим Николаевич, испытываете ли Вы профессиональный азарт при раскрытии преступлений?

– За какое дело я бы ни брался, всегда присутствует азарт. Во время работы над преступлением он только нарастает. Больший азарт получаешь, только когда раскрываешь цепочку преступлений.

 

– Какие виды преступлений характерны для сельской местности?

– Преступления разнообразны – начиная с краж, заканчивая поджогами, угонами. Самая большая проблема как района, так и всего Алтайского края в целом – это мошенничество. Мы регулярно беседуем с людьми, вручаем памятки, рассказываем о разновидностях мошенничества. Сейчас часто используется схема «кредит по доверенности». Во время звонка злоумышленник сообщает, что на имя гражданина хотят оформить кредит по доверенности в Москве. Люди переводят им крупные суммы денег, вплоть до миллиона. Такие преступления раскрываются очень тяжело. Убийства тоже случаются в сельской местности, но не часто. Действия сексуального характера стали появляться чаще, чем ранее. Встречаются преступления, связанные с запрещёнными веществами, оружием.

 

– Мне тоже звонили мошенники и говорили о кредите по доверенности. Как правильно вести себя в такой ситуации?

– Могу назвать два действенных варианта. В первом случае нужно записать телефонный разговор с мошенниками на диктофон и обратиться в полицию. Мы отправляем запись в голосотеку, где вносят в базу речевые особенности звонившего, чтобы в последующем сравнивать с другими случаями. Многие люди прекращают разговор и кладут трубку. Самая действенная мера – просто не общаться. Мошенники используют психологические приёмы и могут убедить в правдивости своих слов доверчивых граждан. Несмотря на развитие технологий, операции с денежными средствами лучше осуществлять лично в банке.

 

– Мошенники часто представляются сотрудниками правоохранительных органов, повышают голос и запугивают людей уголовной ответственностью, к которой якобы привлекут по различным статьям Уголовного кодекса. Что можно посоветовать людям, которые столкнулись с подобным?

– Порядок действий достаточно прост. Необходимо отказать в общении по телефону. Настоящий сотрудник полиции может прийти к вам и предоставить удостоверение. Не нужно верить голосу в трубке на слово. В схеме «кредит по доверенности» мошенники говорят гражданам, что вызывать их будут в отделение полиции Москвы. Если действительно было совершено преступление, то сотрудникам по месту проживания потерпевшего будут высланы поручения, задания. Никто не заставит гражданина ехать в Москву давать объяснения. Кто бы ни позвонил, нужно помнить, что это телефонный разговор, а сотрудники полиции общаются только при личной встрече. Выезжать в другой город не нужно, при возникающих вопросах нужно обратиться в отдел полиции по месту жительства, где обязательно помогут.

 

– Правда ли, что растёт уровень образования преступников?

– Именно образовательный уровень не растёт. Преступники стали обмениваться информацией друг с другом, смотреть телевизионные передачи и художественные фильмы о себе подобных. С развитием технологий появляется всё больше нюансов, на которых можно поймать злоумышленника. Те преступники, которые были пойманы на одних вещественных доказательствах, начинают объяснять другим, как их раскрыли. Поэтому можно сказать, что они обмениваются опытом. А наша задача – идти на шаг впереди.

 

– Помните ли раскрытые Вами преступления?

– Запоминаются преступления прошлых лет, которые не раскрылись сразу по определённым причинам. И когда спустя какое-то время удаётся его раскрыть, не можешь такое забыть. Более десяти лет назад было тройное убийство, которое нам удалось раскрыть. После оглашения приговора о пожизненном заключении мы были довольны проделанной работой. Нам удалось убрать опасного человека с улиц Топчихи.

 

– Сравнивая обстановку с той, которая была 10 лет назад, отмечаю, что на улицах стало тише и спокойнее. Вам так не кажется?

– Я не берусь судить верность этого утверждения. Думаю, только население вправе давать такую оценку. И если она положительная, то мы работаем в правильном направлении.

 

– Были ли случаи, которые Вы до сих пор не можете забыть?

– Как правило, запоминаются убийства и преступления, связанные с половой неприкосновенностью. Сотрудникам приходится проделать много работы, чтобы собрать пакет доказательной базы.

 

– Как считаете, образ сотрудника полиции в глазах преступников изменился? Стали ли больше бояться оперуполномоченных?

– Думаю, преступники нас не боятся. К сожалению, многие люди не хотят помогать сотрудникам правоохранительных органов. Нам часто отказывают в помощи в качестве свидетеля, ведь это предполагает явку в суд. Тяжело найти понятых, не каждый соглашается выполнить свой гражданский долг.

 

– Верите ли Вы, что общество когда-нибудь избавится от криминала?

– Наверное, нет. Криминал невозможно полностью искоренить, во все времена люди совершали преступления. Но, я надеюсь, мы будем всё лучше с ним бороться и не допускать преступлений.

 

– Чем наполнена Ваша жизнь помимо работы?

– Тяжело сказать, я почти весь отдаюсь работе. Мне бы хотелось уделять больше времени спорту. Я участвую в соревнованиях по борьбе и занимаю призовые места. При должной подготовке я мог бы показать лучший результат. Свободное время я стараюсь проводить дома с близкими людьми.

 

– Как семья относится к Вашему напряжённому темпу работы?

– Семья меня поддерживает. В выходной день мы собираемся вместе, гуляем или выезжаем на природу, где я готовлю разные блюда в казане. Я люблю готовить и стараюсь побаловать дорогих мне людей.

 

– Смотрите ли Вы сериалы о работе оперуполномоченных? Насколько они правдивы?

– Среди более-менее правдивых сериалов могу назвать «Улицы разбитых фонарей». Вообще люблю смотреть сериалы, когда выпадает возможность. Если тематика фильма связана с криминалом, то могу посмотреть. Мне не нравится сериал «След», многие люди воспринимают его как источник информации, хотя действующие лица сериала – сотрудники вымышленной службы. Художественный фильм мало что общего имеет с реальной работой сотрудников уголовного розыска.

 

– А что насчёт телепередач? Смотрите «Человек и закон»?

– Из телепередач предпочитаю «Криминальную Россию». Посмотрел все выпуски. «Человек и закон», как правило, не смотрю.

 

– Мечтаете ли Вы стать генералом полиции?

– Конечно, мне бы хотелось стать генералом. Я считаю, что важно добиваться профессиональных вершин и самосовершенствоваться.

 

– И в завершение разговора, Максим Николаевич, что хотите пожелать коллегам в профессиональный праздник?

– Коллегам хочу пожелать здоровья, терпения, профессиональных достижений. Отдельно хочу пожелать семейного благополучия, поддержки близких и родных людей.