Человек, влюблённый в Сахалин

14
Предоставлено автором

В сегодняшнем номере газеты в рубрике «Испытано на себе» мне хотелось бы рассказать читателям об изменениях в моей жизни, произошедших два года назад. Неожиданно для себя я освоил новую профессию рыбообработчика. О том, как это всё получилось и что из всего этого вышло, — читайте в сегодняшней публикации.

 

Эх, где наша не пропадала!

Получилось так, что летом 2021 года я остался без работы. Долгое время сидеть у жены на шее я не собирался и, конечно, планировал в самом ближайшем будущем найти себе работу. А пока был временно безработным, выполнял домашние дела, которых в сельской местности, да ещё и в летний период, более чем достаточно. На тот момент я занимался разведением кроликов, а с этими зверьками отдыхать некогда. Да и на огороде есть чем заняться. С одной картошкой за сезон измучаешься. Посади её родимую, на несколько раз прополи от сорняков, потрави колорадских жуков и, наконец, выкопай. Семь потов сойдёт, пока всё это сделаешь.

В общем, работы на приусадебном участке мне хватало каждый день. Лишь вечерами появлялось свободное время, когда можно в Интернете почитать мировые новости, узнать, что происходит в стране, Алтайском крае и на родной топчихинской земле. Одним августовским вечером я просматривал объявления в социальной сети «Одноклассники». Вдруг увидел объявление, которое дословно я уже не помню, но примерный его смысл был такой: «В связи с увеличением объёмов производства в Сахалинскую область на путину красной рыбы требуются рыбообработчики. Перелёт за счёт организации. Жильё и питание предоставляется. По всем вопросам обращаться в отдел кадров к тому-то и по такому-то номеру телефона». Я записал номер телефона и имя-отчество указанного в объявлении человека.

О труде обработчиков рыбы я никакого представления не имел. Этим вопросом никогда не интересовался, не был знаком с людьми, которые уезжают работать на рыбу. Весь следующий день я думал об этом объявлении. Мысли о нём не давали мне покоя. Я рассуждал: поехать или не поехать. Всё-таки риск был большой. Уехать нужно на другой конец страны, где нет ни одного знакомого человека. И будет ли всё так, как написано в объявлении?

All-focus

Хочу сразу признаться — по натуре я немного наивный человек. Из-за своей наивности уже обжигался много раз. Но, несмотря на это, я не перестаю верить в добрых людей. Их в моей жизни тоже было немало. Поэтому, взвесив все «за» и «против», а также вспомнив известную фразу о том, что риск — это благородное дело, я решил рисковать. Эх, где наша не пропадала!

Своей семье я до поры до времени ничего не стал говорить. Набрал номер указанного в объявлении мобильного телефона. На мои вопросы ответила девушка. Вопросов я ей задал огромное количество. На все из них она грамотно отвечала, всё досконально разъясняла. Спросила, когда буду готов лететь. Я ответил, что в самое ближайшее время. Зачем откладывать всё в долгий ящик?

Только после телефонного разговора я обо всём рассказал жене, детям и родителям. Отговаривать меня от поездки никто не собирался, но и большого восторга по этому поводу родные люди тоже не испытывали. Да ещё и «подбодрили» меня увлекательными историями о том, что на рыбе в основном работают бывшие заключённые, которые забирают паспорта, и люди бесплатно там работают.

Впрочем, никакие рассказы меня остановить уже не могли. Да и не мог я ни при каких обстоятельствах дать задний ход. Ведь я мужчина – раз решил, то дело нужно доводить до конца.

Я отправил той девушке из отдела кадров фотографию своего паспорта. В этот же день она прислала мне электронный билет на самолёт. Вылетать нужно было 23 августа из города Новосибирска.

 

Сахалин — чудный край

За несколько часов до вылета я прибыл в аэропорт «Толмачёво», который находится в городе Новосибирске. Моё плечо оттягивала большая сумка с вещами, туалетными принадлежностями, едой. В аэропорту я был не в первый раз. Во время службы в армии по контракту на самолёте мы вылетали на учения в Самарскую область. И тем не менее немного было страшновато — как там всё будет в небе.

Благополучно я прошёл регистрацию, получил посадочный талон. Никаких курьёзов не произошло. Объявили посадку, и по трапу пассажиры данного рейса  (среди которых был и я) прошли в самолёт и заняли свои места согласно купленным билетам.

Мой маршрут следования до аэропорта в городе Южно-Сахалинске был следующим: первым самолётом из Новосибирска я прилетаю в Красноярск, второй самолёт из Красноярска доставляет меня до города Южно-Сахалинска. Время ожидания второго самолёта в Красноярске — четыре с половиной часа.

Загудел наш авиалайнер, покатил по асфальтированной взлётной полосе и постепенно стал отрываться от земли. Первые минуты полёта меня не покидало чувство тоски по родному дому.

Я смотрел в иллюминатор. Сначала на многоэтажные дома, казавшиеся на большой высоте спичками, рассыпанными по земле. Потом на плывущие облака, очень похожие на вату. Вскоре я уснул и проснулся, когда самолёт уже пошёл на снижение. Сильно заложило уши. Правда, длилось всё это недолго — всего несколько минут.

Не буду описывать в мельчайших подробностях время ожидания самолёта в Красноярске и дальнейший полёт до Южно-Сахалинска. Скажу одно — добрался без происшествий, живой и невредимый.

На вокзале в Южно-Сахалинске сел в автобус, добрался на нём до города Макарова. Макаров — небольшой город. Там проживает около шести тысяч человек. В городе Макарове располагается офис предприятия ООО «Рыбак». Недалеко от офиса с сумками и рюкзаками стояли три парня. Я подошёл, познакомился с ними. Оказалось, что они, так же, как и я, приехали работать на путину в первый раз. Прилетели мои новые знакомые из Приморского края.

Все вместе мы зашли в здание. Нам показали кабинет главного бухгалтера предприятия Людмилы Вячеславовны. Предоставили ей список документов, расписались в срочных трудовых договорах и на вахтовом автобусе поехали в село Поречье, расположенное в нескольких километрах от города Макарова.

Мне, никогда не видевшему моря (только в фильмах и на фотографиях), всё происходящее казалось волшебной сказкой. Вахтовый автобус остановился у длинного деревянного барака, напротив которого (метрах в тридцати) располагался завод по обработке красной рыбы. А за заводом серебряным отливом сверкало бескрайнее Охотское море. Одна волна накрывала другую, кричали птицы. Остров Сахалин показался чудным краем, местом романтики и приключений.

Рядом с бараком стоял седоволосый человек. Нам сказали, что это начальник рыболовецкого стана — Виктор Викторович. Он заселил нас всех четверых в комнату под номером три, выдал матрасы и постельные принадлежности. И мы начали располагаться.

 

Первые объёмы

Комната, в которую нас заселили, была небольшой. У маленького окна в углу стоял стол. К стенам комнаты были прибиты сколоченные из досок двухярусные кровати-нары. В общей сложности в комнате было шесть спальных мест. Мне досталось место на втором ярусе, потому что три нижних яруса заняли мои новые знакомые. Застелив кровати и растолкав сумки по разным углам комнаты, мы пошли осматривать прилегающую территорию.

Построек на стане было не так уж много. Помимо описанного выше завода и барака, тут ещё располагались: столовая (где очень вкусно кормили), две бани (мужская и женская), двухэтажный дом начальника стана, дома для охраны и рыбаков, с десяток уличных туалетов.

Завершился первый день нашего пребывания на стане. Спали мы как убитые и не слишком сильно переживали по поводу того, что домашние мягкие кровати сменили на деревянные нары.

А на следующий день с утра началась суета. Стали подъезжать ещё работники. За несколько дней в общей сложности их приехало более пятидесяти человек. Люди представляли разные регионы нашей страны. Мужчины и женщины были разных национальностей. Помимо русских, на работу приехали и представители стран ближнего зарубежья — узбеки, киргизы, белорусы, грузины, азербайджанцы, казахи.

В течение четырёх дней все знакомились друг с другом, налаживали быт на стане, готовили завод к приёму красной рыбы. Двадцать девятого августа наш рыболовецкий стан посетил руководитель предприятия ООО «Рыбак» Валерий Анатольевич Сафронов.

Он собрал всех присутствующих в деревянной беседке и популярно объяснил для чего мы все сюда приехали.

– Я не понаслышке знаю, что такое физический труд. Сам начинал трудовую деятельность простым рабочим. От вас требуется добросовестно работать, выполнять свои обязанности, – сказал Валерий Анатольевич.

На сегодняшний день этот человек – владелец нескольких заводов по переработке красной рыбы. Кроме того, он директор завода, где из икринок горбушы и кеты выращиваются мальки и выпускаются в реку, а оттуда уходят в открытое море. Через три-четыре года мальки, превратившиеся во взрослых особей, возвращаются на нерест в речку, где начался их жизненный путь. Тут они и попадают в сети к рыбакам, после чего загруженная в машины рыба отвозится на завод.

В конце августа пошла рыба. Всех рыбообработчиков распределили по рабочим местам. Я попал на процесс под названием «головорезка». На головорезке нас стояло четыре человека – два «головореза» и два «пузореза». «Пузорезы» брали из жёлоба рыбу и, держа двумя руками, плавно прогоняли её через циркулярные круги. Потом бросали нам на ленту. Мы клали рыбу одну к одной, ровно по линии и она также шла к циркулярным кругам, где ей отрезало головы. Здесь нужна была скорость и точность, потому что голова рыбы должна быть отрезана так, чтобы на теле остались жаберные точки. Когда идёт большой поток рыбы, ты не можешь долго выравнивать каждую рыбину. Иначе будет завал. Придётся останавливать головорезку. А это остановка всего процесса рыбообработки.

All-focus

Признаюсь честно – не сразу всё стало получаться. Понадобилась пара дней, чтобы освоиться на новом рабочем месте. Но потом процесс пошёл как по маслу. В какой-то момент на «головорезке» я остался один (напарника забрали на другое место). Ничего, справлялся, успевал за двумя «пузорезами».

 

Рыба – это рулетка

Работали мы двумя бригадами по двенадцать часов. Неделю в день, потом неделю в ночь. На рыбообработке не бывает выходных дней. Выходные только тогда, когда на заводе нет рыбы.

Первые дни работы все очень уставали. И я в том числе. Всю двенадцатичасовую рабочую смену нужно было трудиться на ногах. С непривычки это очень тяжело. Но человек привыкает ко всему. Привык и я.

С неделю рыба шла большим потоком. Работали круглосуточно, без остановки. А потом пошла на спад. Везли понемногу, а в определённые дни её и вовсе не было. Занимались хозяйственными работами – пилили и кололи дрова в баню, убирали территорию вокруг барака.

В середине сентября на море начался шторм. Не переставая, лил дождь, дул сильный ветер. Поднялась вода в речке. Рыба на нерест не шла. Когда опять установилась солнечная погода (дней через десять), рыбалка продолжилась. Но рыбы было очень мало. Видимо, на её ход повлияли неблагоприятные погодные условия.

Двадцать девятого сентября рыба официально закончилась. За два дня мы законсервировали завод. Всё убрали, замыли все цеха. Получили расчёт за путину. За месяц с небольшим я заработал 85 тысяч рублей. Кто-то получил 100, кто-то – 70, а кто-то – 50. На рыбе заработная плата зависит от количества переработанной рыбы, коэффициента трудового участия и отработанных часов.

Вы можете сказать, что это мало, и будете совершенно правы. Но с другой стороны, если посчитать все рабочие дни за весь период нашего пребывания на заводе, которых набралось не больше пятнадцати, то эти деньги мы заработали всего за две недели. Кормили нас бесплатно, проезд до места работы и обратно также был бесплатным.

Конечно, на рыбообработке очень много минусов. Во-первых, ты вдали от дома. Во-вторых, живёшь с разными людьми. Восемьдесят процентов из них – это бывшие заключённые. У них свои понятия и нравы. Не обходится без конфликтов. Эмоционально не каждый всё это выдержит. В-третьих, при большом объёме рыбы иногда даже некогда присесть покурить. Ты работаешь как робот. Это тоже не каждому под силу. В-четвёртых, изначально ты точно не знаешь, сколько заработаешь. Рыба – это рулетка. Много её будет или мало, зависит от многих природных факторов.

Мне всё далось относительно легко. Может, потому что я неконфликтный человек, очень общительный и легко нахожу контакт с разными категориями людей. А ещё я терпеливый. Жизненные трудности меня не пугают. К ним я отношусь философски.

Ночью первого октября я уже был дома. Прилетел как раз накануне дня рождения супруги. В общем и целом я был доволен. Пусть немного, но заработал, освоил новую профессию рыбообработчика, попал на хорошее предприятие к добропорядочному работодателю.

 

В этот раз не один

Зима и весна 2022 года пролетели незаметно (о том, где я работал в этот период, расскажу вам чуть позже). И вот наступило долгожданное лето – горячий сезон для сельских жителей.

Подходило время горячего сезона и для рыбообработчиков. Главный бухгалтер ООО «Рыбак» Людмила Вячеславовна в ватсапе создала группу, где люди могли общаться друг с другом, задавать интересующие вопросы. В этом сезоне нужно было отработать на рыбе на двух заводах – ООО «Рыбак» и ООО «Краб». Наука давала прогноз на большое количество рыбы на Сахалине. Вылетать нужно было в начале июля на ООО «Краб».

Шестого июля я уже был в аэропорту в городе Новосибирске. На этот раз я полетел не один. Вместе со мной в первый раз на обработку рыбы летели два моих хороших друга – Николай и Антон. Николай живёт в селе Топчиха, а Антон в городе Барнауле.

В аэропорту к нам добавились ещё двое молодых людей – Дмитрий из Родинского района и Татьяна из города Барнаула.

Летели таким же маршрутом, как и я в 2021 году. Только в этот раз я был гораздо спокойнее. Уже знал, куда лечу, и был не один, а в окружении своих земляков.

Перелёт наш прошёл без всяких эксцессов. И вот мы уже в аэропорту города Южно-Сахалинска. Ждём вахтовый автобус. Вместе с нами дожидались его  больше двадцати человек, представляющих разные регионы страны. Наконец, автобус подошёл, все пассажиры заняли свои места, и мы тронулись в путь.

Никогда в жизни так долго я на автобусах не ездил. В общей сложности мы добирались до места работы около десяти часов. Успели познакомиться друг с другом, поговорить на разные темы и даже выспаться. Ехали через непроходимую лесную чащу.

Солнце клонилось к закату. Мы, вспотевшие и уставшие, вымотанные за долгую дорогу, тряслись в пыльном и душном автобусе. Внезапно автобус выехал из чащи, и нашему взору открылась завораживающая картина – бескрайнее море, над которым горел закат, с каждой минутой всё больше погружаясь в бездонную морскую пучину.

Здесь мы оказались вдали от цивилизации. Не было связи, населённых пунктов. Лишь только большой завод по обработке рыбы, шесть деревянных бараков для проживания, столовая, несколько складов для вещевого имущества. А ещё, как нам рассказали чуть позже, здесь находился заповедник, и настоящими хозяевами тут были медведи. Но какое же красивое это место! Трудно эту красоту описать словами. Её нужно увидеть.

По приезде всех расселили по баракам. Мы с ребятами-земляками заселились в одну комнату. Жить стали в первом бараке, самом ближнем от столовой и самом дальнем от завода. Татьяну заселили в женский барак под номером два.

 

Будешь бригадиром

В нашем бараке было около десяти комнат и один общий коридор. В остальных комнатах жили приморцы. С некоторыми из них я был знаком по прошлой путине. А с одним из приморцев Андреем Синенко по прозвищу Синий я работал на одном процессе. Только он трудился на пузорезке, а я на головорезке. Андрей – неплохой человек, но тот, кто его видит впервые, обычно пугается. Может быть, это из-за татуировок по всему телу (двадцать лет он просидел в тюрьме). Или, возможно, из-за грубого тембра голоса. Лично я его не боялся, мы хорошо общались и, встретившись во второй раз, были рады видеть друг друга.

Проснувшись на следующий день, я сходил на завтрак, а потом решил прогуляться до завода. Проходя мимо одного из бараков, в деревянной беседке я увидел Андрея. Он разговаривал с какой-то женщиной. Увидев меня, махнул мне рукой. Я подошёл к ним.

– Знакомьтесь, это Роман, – сказал Андрей, – а это Надежда – наш мастер по рыбообработке. Присаживайся, есть разговор.

Я сел на лавочку. Теперь заговорила Надежда, оказавшаяся приветливой и общительной женщиной:

– Мы будем работать двумя бригадами. В общей сложности сюда приехало почти 160 человек. Бригадиром первой бригады будет Андрей, а тебя мы хотим назначить бригадиром второй бригады.

После этих слов я чуть не потерял дар речи. Потом подумал, что это шутка. Оказалось, нет.

– Да я не смогу быть бригадиром. У меня нет начальственного тона и опыта тоже. Я всегда был подчинённым. Найдите кого-нибудь другого, более подходящего на эту должность, – стал отнекиваться я.

– Всё будет нормально! – успокоил меня Андрей. – Не боги горшки обжигают. Всё когда-то бывает в первый раз. У тебя получится, а если что-то не будет получаться, обращайся ко мне. Я всегда помогу.

Отнекивался я очень долго, но каким-то образом они всё-таки меня уговорили и утвердили на должность бригадира второй бригады. Правда, когда я вернулся в свою комнату, мне опять стало страшно. Я заволновался. Как же я буду работать и руководить бригадой? Я ведь по своей натуре добрый и мягкий человек? А тут ещё на работу приехали разные люди, многие из которых без матерков и разговаривать-то не умеют. Но, как говорят в народе, взялся за гуж – не говори, что не дюж. Отступать было некуда. Мою кандидатуру быстро утвердили. Начальник рыболовецкого стана Виктор Васильевич уже был в курсе.

 

Трудовые будни

На следующий день всех приехавших рыбообработчиков собрали около завода. В каждой бригаде было не менее восьмидесяти человек. И вот я стою рядом с мастером Надеждой в окружении толпы, и на меня смотрят десятки любопытных глаз. Взгляды одних — серьёзные, других — насмешливые, третьих — злобные и раздражённые.

Надежда представила меня работникам. Я открыл тетрадь и по списку стал называть фамилии. Люди, услышав свою фамилию, откликались. Так я познакомился со всеми работниками. Но более-менее хорошо всех я запомнил только недели через две совместной работы.

Спустя три дня пошла рыба. Её привозили небольшими партиями, и таким многочисленным составом обрабатывали мы её быстро. Но это был скорее минус, чем плюс. Ведь наша заработная плата напрямую зависит от количества обработанной рыбы. Если её мало, то и, соответственно, заработаем мы не так уж и много.

Первое время бригадирство давалось мне достаточно тяжело. Я постоянно находился в каком-то нервном напряжении. Все чего-то от меня хотели. Работники – одно, начальство – другое. Но лямку свою я тянул, несмотря ни на какие трудности.

Будучи бригадиром, мне, что называется, по долгу службы, пришлось до тонкостей изучить все процессы рыбообработки. Если в 2021 году я досконально изучил лишь один-единственный процесс — головорезку, то в сезон 2022 года обстоятельства сложились таким образом, что необходимо было  знать все нюансы обработки красной рыбы — горбуши и кеты.

Расскажу вам, дорогие читатели, всю технологию обработки рыбы на заводах, где я работал. С моря рыбу привозят на специальных рыболовных судах, которые называются кунгазами. Затем на берегу из кунгазов подъёмным краном сетки с рыбой загружают в грузовые машины (в основном КамАЗы). Те, в свою очередь, подвозят рыбу к заводу и вываливают её в бункер. Из бункера по ленте рыба идёт в цех – на «головорезку» (что представляет из себя эта операция, я уже описывал) и параллельно на «Нику» (специальная машина, которая автоматически отрезает рыбе голову и удаляет внутренности). С «Ники» рыба сразу идёт на весы, а с «головорезки» сначала попадает на «шкерку» (здесь обработчики рыбы ножом удаляют внутренности), потом на «ложку» (тут подчищают все недочёты шкерщиков), а дальше тоже идёт на весы. Рыбу взвешивают и кладут в ёмкости, называемые «мармитками». Вес каждой «мармитки» не должен превышать 11,5 килограмма и не должен быть меньше 11 килограммов. Все «мармитки» забивают в холодильники, ждут три часа и затем замёрзшие брикеты рыбы выбивают из «мармиток». Складывают в бумажные мешки (в одном мешке два брикета рыбы), мешки кладут на деревянные поддоны по 9-10 рядов. На каре (специальная техника) поддоны везут к большим холодильникам на улице. Там мешки грузят в ряды, и они хранятся в холодильнике до определённого времени. Позже партиями рыбу продают.

Вы спросите: куда её увозят на продажу? Непосредственно с тех двух заводов, где я работал, некоторую часть обработанной рыбы увозят по регионам нашей страны, но основной объём продукции идёт на экспорт – в Южную Корею и Японию.

 

Было время на отдых

Во время работы на ООО «Краб» выпадало время и для отдыха. Когда не было рыбы и стояли ясные солнечные дни, мы с земляками прогуливались по берегу моря и наслаждались чудесными пейзажами, которые приводили нас в неописуемый восторг. Там, вдали от рыболовецкого стана, мы как будто попадали на необитаемый остров. То, что рядом в любой момент может оказаться медведь, как-то не думалось. Ни разу даже издали мне не довелось увидеть медведя. Да это, наверное, и к счастью, потому что встреча с хозяином этой земли не сулила ничего хорошего.

Надо сказать ещё и о том, что наряду с красной рыбой (горбушей и кетой) в сети к рыбакам попадает и белая рыба — минтай, навага, камбала. В наших магазинах эта рыба стоит приличные деньги. А там, на заводе, её и за рыбу не считают. Порой просто выбрасывают в отходы. Брать её не запрещено.

Часто в нерабочие дни на берегу моря мы жарили белую рыбу. Заранее набирали с бункера, потрошили, разрезали на куски и потом зажаривали на костре. Получалась такая вкуснотища! Мне очень нравилась навага. В ней почти совсем нет костей, а вкус — просто пальчики оближешь!

Довольно часто к рыбакам в сети попадались крабы, и они, бывало, угощали нас этим деликатесом. А несколько раз в столовой на обед давали суп из морской капусты, которой на берегу Охотского моря целые тонны. Во время штормов морскую капусту выбрасывает на берег. Можно набрать, хорошо промыть и приготовить из неё салат или суп.

В общем, на ООО «Краб» мне понравилось. Единственное, что портило нервы — это моё бригадирство.

 

В родные пенаты

К концу августа половину моей бригады было решено отправить работать на ООО «Рыбак», что находится в селе Поречье. Там не справлялись из-за большого объёма рыбы. В день нашего отъезда с ООО «Краб» здесь рыба тоже «выстрелила». Но мы уже были в пути на другой рыбообрабатывающий завод. Я ехал в родные пенаты.

Опять почти десять часов тряслись в вахтовом автобусе. Скажу честно — я покидал эту заповедную территорию с грустью. Кто знает — вернусь я ещё когда-нибудь сюда или нет? Полтора месяца своей жизни провёл я в этих заповедных местах.

В село Поречье мы приехали поздно вечером. Нас расселили по комнатам, и мы легли спать. Этой ночью мне снились хорошие сны, в которых даже медведи были добрыми, катали меня на спине и угощали грибами и ягодами из своего леса.

На следующий день с утра мы вышли работать на завод. До самого окончания путины все работали как заведённые. Выходных не было, рыба на заводе не заканчивалась, за подчинёнными нужен был глаз да глаз. Все уставали сильно, но держались.

В напряжённом рабочем ритме время пролетело незаметно. Обработали последние объёмы рыбы, законсервировали завод, получили расчёт по заработной плате и начали собираться по домам.

За два с лишним месяца, отработав бригадиром на двух заводах, я получил почти 300 тысяч рублей. Суммой я остался доволен. Но на будущее для себя решил — бригадиром больше не поеду. Не моё это. Слишком нервная работа, а нервы надо беречь.

Если и поеду ещё на рыбообработку, то только в качестве обработчика рыбы. Все процессы рыбообработки я знаю, так что справлюсь с любыми обязанностями.

Домой мы летели довольные и счастливые. Нашей радости не было предела. Все соскучились по родным и близким, хотелось как можно скорее их всех увидеть.

Во время перелёта из Южно-Сахалинска до Красноярска в голове у меня звучали строки из песни Игоря Николаева «Человек, влюблённый в Сахалин»:

На земле остался он один,

И идёт по склонам,

По траве зелёной

Человек, влюблённый в Сахалин.

Поклонившись милым дорогим могилам,

На земле чужой он блудный сын,

Пусть в душе ненастье,

Но всё же верит в счастье

Человек, влюблённый в Сахалин.

Колесил по свету в поисках ответа,

Но ответ нашёл всего один,

Понял он, что всё же

Родина дороже,

Человек, влюблённый в Сахалин…

Роман Уфимцев.